Директор Донецкого театра кукол Виктор Стариков: Наши дети заслуживают самых лучших спектаклей

Донецкий республиканский академический театр кукол – без преувеличения царство, где живут сказки. Веселые и грустные, в стихах или прозе, они одинаково важны для каждого маленького человека. Благодаря им мы с раннего детства постигаем науку жизни, учимся не бояться трудностей, делать добро и бороться со злом. Конечно же, сидя в зрительном зале, восторженные малыши об этом еще не задумываются – как не задумываются о взрослых дядях и тетях, чьими стараниями на сцене из сезона в сезон творится настоящее волшебство. Уже без малого 85 лет Донецкий театр кукол является неотъемлемой частью культурной инфраструктуры Донбасса. И даже тяготы военного времени не вывели его из строя.

О  куклах и людях, сказках и реалиях, войне и мире мы поговорили с директором Донецкого республиканского академического театра кукол Виктором Стариковым.

- Какое место занимает театр кукол в вашей жизни, как давно вы с ним связаны?

В.С.: – Театр кукол был организован на базе драматического театра в 1933 году по решению Сталинского исполкома. Во главе театра встали народные артисты СССР Любовь Гаккебуш и Виктор Добровольский. И вот с тех пор Донецкий театр кукол ведет отсчет своей истории. Театральный коллектив в то время насчитывал всего 8 актёров, которые сами делали и кукол, и декорации. В репертуаре были сказки «Ивасик-Телесик», «Коза-дереза», «Три поросёнка», «Сказка о царе Салтане». На бричках, на лошадках актеры разъезжали по городам и весям Донецкой (тогда еще Сталинской) области, много выступали на шахтах, в рабочих поселках. Выступления пользовались успехом.

Что касается меня, то я руковожу коллективом театра кукол на протяжении последних 20 лет. Главный принцип, который я за это время для себя усвоил, – как когда-то говорил Станиславский: для детей нужно ставить спектакли так же, как и для взрослых – только немножко лучше (улыбается – авт.). Поэтому мы всегда, когда принимаем новую постановку спектакля, ставим задачу перед режиссерами, композиторами, художниками – чтобы они постарались из выбранного произведения, будь то русская народная сказка, или украинская, или Андерсена, или современных зарубежных авторов, максимально сделать интересный спектакль. Учим в сказках добру, счастью, любви к маме, к Родине, к нашему Донбассу. На сегодняшний день в нашем репертуаре более 30 постановок.

- Каков возраст вашей зрительской аудитории?

В.С.: – Сейчас дети настолько развиты, что уже в 2 года могут смотреть отдельные постановки. У нас есть ряд спектаклей – например, «Ты, я и кукольник», «Маша и медведь» и другие произведения, рассчитанные как раз на возраст от 2-3 лет. Их продолжительность составляет 25-30 минут, ребенок за это время не устает и прекрасно воспринимает все происходящее на сцене.

В то же время у нас есть спектакли, которые подходят даже для старшеклассников и студентов. И зачастую родители, приводящие на спектакли детей, сами смотрят их с большим удовольствием. Вот, например, мы поставили спектакль «Дорога в Вифлеем» на православную, христианскую тематику, где мы рассказываем о рождении Богомладенца. И как-то были на спектакле вместе с маленькой дочкой Инна Дорофеева и Вадим Писарев. И она мне потом позвонила и говорит: «Вы знаете, вот сидели малыши и взрослые, и все были на одном дыхании, как заворожённые. Настолько это было здорово!». К слову, с этим спектаклем мы объездили немало фестивалей, и везде получали призы, грамоты и даже гран-при. Или вот спектакль – он уже давно у нас идет – по Гоголю, «Ночь на Ивана Купала». Он идет на русском языке, хотя музыкальное оформление там строится на украинских народных песнях. И тоже его с удовольствием смотрят не только дети. Пять лет назад этот спектакль мы возили в Сербию на Международный Фестиваль театров для детей в Суботице. Так что в нашем репертуаре есть спектакли действительно универсальные – имеется в виду, для зрителей старшего возраста: старшеклассников, студентов и даже взрослых.

Но вы знаете, есть такая поговорка: «каждый должен нести в жизни свой собственный чемодан». То есть в данном случае – не распыляться, а делать упор все же на свою главную зрительскую категорию. Целевая аудитория театра кукол – это дети. Маленькие детки от 2-3 лет и до 10-12, а то и 15 лет. При этом мы должны помнить, что сегодня 21 век, и дети порой превосходят взрослых в некоторых вещах. И для того, чтобы мы могли поставить актуальные, качественные спектакли, интересные детям, требуется современное техническое, звуковое и световое оборудование.

- Я здесь с вами и соглашусь, и одновременно не соглашусь – в том смысле, что, помимо высокотехничного оборудования и современных форм подачи материала, очень важен актерский профессионализм. Любой ли актер сможет работать именно в театре кукол?

В.С.: – Вы знаете, театральных училищ и институтов много, но далеко не везде учат именно кукольному мастерству. Для этого есть специализированные факультеты. Актер кукольного театра может одеть костюм, выучить текст, режиссер его может «поднатаскать», поставить ему задачу, и он вполне будет в состоянии работать во взрослом драматическом театре. А вот с противоположным вариантом сложнее. Драматический актер, не зная «кукольной» специфики, не сможет сразу работать. Актер театра кукол многогранен. Он должен владеть и пластикой, и речью, иметь музыкальные данные, и самое главное – владеть собственно куклой. А на то, чтобы выучиться этому мастерству, необходим год, а то и два. Ведь кукол очень много разновидностей существует. Есть марионетки, есть тростевые, причем нескольких видов, есть напольные, есть настольные, есть ростовые – в них актер полностью одевается... Вот сейчас у нас в театре есть несколько выпускников Донецкого колледжа культуры и искусств, которым как минимум год-два нужно постажироваться, прежде чем они смогут полноценно работать. И это при том, что они имеют очень хорошие голосовые данные, дикцию, пластику, музыкальный слух. Но нужно еще владеть именно мастерством работы с куклой, ее надо чувствовать. Ведь кукла должна нести образ так же, как живой персонаж – чтобы и ребенок, и взрослый, сидя в зале, видели не просто куклу, которой «играется» актер, а сказочного героя. То ли это Машенька, то ли солдат, то ли волк или заяц. К тому же если раньше в театрах кукол преобладали спектакли на ширме, то есть «работала» только кукла, а актер оставался «за кадром», то в течение последних лет 20 мировая тенденция такова, что на переднем плане находятся и кукла, и актер. А это – намного сложнее.

- Есть ли у кукольников понятие актерского амплуа?

В.С.: – Да. Члены художественного совета, режиссеры знают, что в нашем театре есть актеры, которые обладают отменным чувством юмора, и их «конек» - это гротескный образ. В тоже время, есть, конечно же, и актеры романтические. Безусловно, при распределении ролей мы это разделение учитываем.

- В начале театрального сезона 2014 – 2015, ставшего, пожалуй, самым тяжелым за всю современную историю, каждый театр Республики для себя решал вопрос: быть или не быть. Так или иначе, но часть сотрудников покинула Донецк – кто по политическим убеждениям, кто – из соображений безопасности. Да и обстановка в городе не слишком способствовала полноценной культурной жизни… Каким был тот театральный сезон для театра кукол?

В.С.: – Когда в Донецке начались боевые действия, наш театр получил предложение от Министерства культуры Украины выехать куда-нибудь на подконтрольную Киеву территорию. Но, как выяснилось, за этим предложением ничего не стояло: не предоставлялось жилье, не было никакой материальной базы, никаких перспектив. Это было сугубо популистское предложение – мол, собирайтесь и выезжайте неизвестно куда. Мы всем коллективом посоветовались, и весь коллектив сказал: «Мы остаемся и работаем здесь. Это – наш край, наша Родина, здесь наши семьи. Куда и зачем мы поедем?..».

Наш театр кукол открылся в конце сентября 2014 года – первым среди театров  Республики. Шли обстрелы Донецка, летели, свистели и падали снаряды, в частности, били по больнице Калинина… Мы дали в день открытия бесплатный благотворительный спектакль. Люди, детки шли с цветами… Это было просто умиление души и сердца. И зал был переполнен. Вот так мы начали работать. Потом началось постепенное восстановление и гуманитарной, и социальной инфраструктуры города, стала платиться заработная плата…

Сегодня, как вы видите, у нас налажено плотное сотрудничество по всем направлениям, нам очень помогает и наше Министерство культуры, и в целом руководство Донецкой Народной Республики уделяет нам внимание. Кроме того, мы очень хорошо дружим с коллегами из Российской Федерации. Мы неоднократно были на фестивалях в Москве и Белгороде, выезжали на гастроли в Курск и Орел. В ближайшем будущем – в октябре этого года – планируем поехать на гастроли в Чувашию, в город Чебоксары. Потом собираемся провести у себя международный фестиваль… То есть жизнь продолжается.

- А что за мероприятие будет в Чебоксарах?

В.С. – Там тоже будет фестиваль, но фестиваль специфический – спектаклей малых форм для деток с ограниченными возможностями. У нас есть подходящий спектакль «Цветное молоко», очень интересный, музыкальный. Вообще, мы очень много работаем для деток с особыми потребностями. Даем спектакли и в Донецком онкогематологическом центре, и в других больницах. Фестиваль в Чебоксарах – плановый, его финансирует Министерство культуры Российской Федерации. Мы были в прошлом году на фестивале в Белгороде, они нас там увидели и пригласили.

- Как во время активных боевых действий актерам удавалось сохранить самообладание и не нести негатив детям в зал? Ведь у вас – особая ответственность перед аудиторией…

В.С.: – По-разному. Психика ведь у каждого разная. Но очень помогали юмор и чувство коллектива. Мне вспоминается 20 октября 2014 года, когда на Донецкий казенный завод химических изделий прилетела «Точка-У», и ударная волна по всему городу прошла, даже на «Донбасс Арене» стекла повылетали. У нас в тот момент шла репетиция на сцене. Здание театра старое, крепкое. Но когда от удара посыпался мусор из отдушин, я думаю: «Попали нам в здание!». Выхожу, смотрю – актеры продолжают репетировать. И я, чтобы не нагнетать обстановку, говорю завхозу: «Видите – отдушины некому было почистить, а теперь стрельнули – и они сами почистились. Осталось только подмести». Все посмеялись, пыль-грязь убрали и пошли дальше работать.

Мы стараемся в любых ситуациях, даже сложнейших, не терять чувство юмора. Как раньше пели: «Нам песня строить и жить помогает», да? Так и мы – сообща делаем все возможное, чтобы наши дети в Донецкой Народной Республике даже в условиях боевых действий чувствовали себя максимально комфортно и защищенно. Стараемся создавать уют - вот и новые кресла для зрительного зала сейчас получили, много работы сделали по ремонту. Многое еще предстоит сделать... Я считаю, и думаю, Министерство культуры того же мнения, – наши дети заслуживают того, чтобы смотреть здесь самые лучшие спектакли. Мы, взрослые, обязаны это обеспечить.

- Ваш театр, хоть и «детский», но он – один из четырех республиканских, имеющих академический статус. Что это означает применительно к театру кукол, какую ответственность налагает на качество работы? Насколько удается соответствовать высокому статусу, особенно – в нынешних условиях?

В.С.: – Прежде всего – это мощный моральный стимул, подчеркивающий, что мы – не просто театр городской или, скажем, областной. По уровню мастерства, по репертуару мы должны быть выше обычных театральных учреждений. Да, академический статус дает преимущество и в материальном плане – но мы должны его с лихвой отрабатывать. И мы стараемся.

- Как строится репертуарная политика в вашем учреждении и каков сегодняшний репертуар театра кукол?

В.С.: – Мы всегда относились к данному вопросу очень тщательно. Прежде чем начинать постановку того или иного произведения, будь то Гоголь, Андерсен или Пушкин, мы ее детально прорабатываем. Определяем, насколько она постановочна, то есть легко или сложно будет ее воплотить на сцене; что немаловажно – насколько затратной будет постановка. Понимаете, задача художника – создание кукол и декораций. За композитором – музыкальное сопровождение. А вот режиссер должен собрать все воедино, и сделать это наилучшим образом. Важно понимать и то, на какую аудиторию рассчитан спектакль – на младший возраст, средний или же на старшеклассников.

Когда-то существовала практика целевого финансирования постановок молодых драматургов. Прелесть такой практики заключалась в том, что, например, мы берем новое произведение, не знаем, каков его художественный потенциал и какой получится постановка, но при этом ничем не рискуем. Поэтому мы не боялись экспериментировать. И, беря новое произведение, которое ранее не ставилось нигде, мы имели широкий простор для творчества. Так появлялись творческие находки и открытия.

Сейчас ситуация несколько иная. Практики целевых закупок на новые произведения, конечно, нет. Хотя ее теоретически можно возобновить. Но, как мне кажется, сейчас это не является приоритетной задачей. Главное для нас сегодня – строительство нашей Республики, чтобы мы были защищены и материально, и финансово, и территориально. Чтобы мы могли засыпать и просыпаться спокойно, не думая о том, куда какой снаряд попадет. Сегодня в первую очередь должна быть обеспечена безопасность всех наших граждан, и в первую очередь – детей. А потом будем двигаться дальше.

Хочу подчеркнуть, что с подбором репертуара всегда нужно быть очень осторожным, и не только в моральном плане. Для обеспечения посещаемости спектаклей немаловажной является узнаваемость произведения. Вот, например, поставили мы замечательный спектакль «Тайна рыжего Жевжика». Но название незнакомое. И если на «Золушку» зал всегда полный, то здесь может быть и треть… Детям интересно то, на чем они растут, что они читают, что смотрят по телевизору. В прошлом году мы сделали новогоднее представление с участием мультяшных «Фиксиков» - и всё. У нас просто не было отбоя от желающих. Над репертуаром нашего театра трудятся и заведующая литературной частью Светлана Степановна Куролех, и режиссер Анатолий Петрович Поляк, и наши художники, и мы настраиваем их так, чтобы они не боялись идти в ногу со временем. Классика – это основа. Но надо думать и о современных произведениях.

И я еще хочу сказать, что как-то на одном из совещаний поднимался вопрос о том, какой театр «главный». Дескать, оперный и драматический – флагманы, находятся в центре города, и так далее. А один из присутствующих говорит: «Самый главный – это театр кукол. Вот как он подготовит зрителей в детском возрасте, так они и пойдут дальше». И в драмтеатр, и в оперный театр, и на балет, и в филармонию, и везде. Так что наша задача – подготовить маленького зрителя для будущей взрослой театральной жизни.

- Новый театральный сезон стартует со дня на день. Чем будете удивлять своего маленького зрителя?

В.С.: – 9 сентября мы открываем свой 84-й по счету, предъюбилейный сезон. Открываем его спектаклем «Маша и медведь», который поставил наш земляк-макеевчанин, режиссер Владимир Анатольевич Гусаров. К слову, образование он получал в Харьковском институте искусств, работал во многих российских театрах, а сейчас он главный режиссер Белгородского театра кукол. Таким образом, мы открываем этот сезон премьерным спектаклем.

Следующий наш премьерный спектакль – его ставит наш главный режиссер, заслуженный артист Украины Анатолий Поляк – сказка «Огниво». Лет 25-30 назад у нас в репертуаре уже был спектакль по мотивам этой сказки Андерсена, тогда он назывался «Солдат и ведьма». Подготовка нового спектакля уже идет полным ходом – технические цеха работают над изготовлением кукол и декораций; прорабатывается драматургическая часть – решаем, как данную историю лучше воплотить в жизнь. Премьера этой сказки состоится ориентировочно в конце ноября – начале декабря. Тогда же, а возможно, еще раньше, начнем работать над новогодним представлением. Его название пока еще находится в процессе обсуждения. Параллельно уже планируется репертуар на первое полугодие 2017 года – возможно, мы покажем нашим юным зрителям сказку про Буратино, рассматриваем также вариант спектакля по одному из произведений Пушкина. Приоритет будем отдавать произведениям, которые у нас либо совсем не шли, либо шли, но давно. Так, чтобы название спектакля действительно украсило нашу театральную афишу.

К слову, цена билета у нас очень демократичная – мы установили ее на уровне 50 рублей. Это дешевле, чем в аналогичных театрах Российской Федерации.

- В продолжение этой темы: насколько плотно вы в своей работе сверяетесь с деятельностью российских коллег – в плане той же репертуарной политики, каких-то новых форм работы со зрителем, и так далее?

В.С.: – Сразу скажу, что мы не идем «нога в ногу», не копируем слепо. Ведь репертуарная политика зависит от художественного руководства каждого отдельного театра, и нашего в том числе – главного режиссера, художественного руководителя, директора, главного художника. И если они видят, что есть какие-то новые спектакли, которые в данном театре могут быть воплощены в жизнь на достойном уровне, они их берут в работу. Могу сказать, что мы от коллег и не отстаем, и не опережаем их. Следим за полезными для нас наработками, но идем своим творческим путем.

- Что бы вам хотелось пожелать маленьким зрителям и их родителям в преддверии нового театрального сезона?

В.С.: – Возможно, это прозвучит банально, но прежде всего хотелось бы пожелать всем здоровья, терпения, и чтобы поскорее воцарился мир на нашей родной земле!

Подготовлено Сектором связей с общественностью Министерства культуры ДНР

Глава Правительство Опора ДНР