Валентина Лисица в ДНР: Я приезжаю сюда не в гости, а в родную семью

18 апреля в Дебальцево стартовали гастроли всемирно известной пианистки Валентины Лисицы. Впервые посетив Донецкую Народную Республику летом 2015 года, Лисица вновь приехала в наш край, чтобы принять участие в концертах, посвященных 125-летию со дня рождения нашего земляка, выдающегося композитора Сергея Прокофьева. Нынешние гастроли включают в себя 7 концертов пианистки в пяти городах Республики – Дебальцево, Горловке, Иловайске, Шахтерске и Донецке. В столице Республики выступления Лисицы пройдут в Донецкой филармонии и «Донбасс Опере».

Перед началом гастрольной программы Валентина Лисица ответила на вопросы журналистов.

- Вы уже не в первый раз приезжаете в Донбасс. Что здесь изменилось с момента вашего прошлого визита?

Сейчас я приехала на очень символическое событие – фестиваль «Прокофьевская весна», посвященный 125-летию великого композитора. Вот эти шрамы, которыми была испещрена земля Донбасса, постепенно заживают, и это мне очень заметно. Конечно, они заживают не сами по себе – их залечивают люди. Все зеленеет, становится очень красивым, люди заботятся о своей земле, о своих домах… Это очень отрадно видеть. А самое главное для меня как музыканта – здесь все больше «цветет» культура. Весна календарная, весна Прокофьевская – это так символично, и это обновление, новая жизнь, новые надежды. Мой сольный концерт, который будет в Донецкой филармонии, - билеты на него моментально разлетелись,  пришлось даже делать дополнительный концерт. Мне это очень приятно. И вот эта жажда культуры – она в Донбассе совершенно неистребима. Да, можно уничтожить человеческие жизни, дома, расстрелять их из артиллерии и самолетов, но невозможно уничтожить культуру. И вот эта весна, возрождение, красота, искусство – это то, что я здесь сейчас ощущаю. Мы здесь собрались для того, чтобы играть прекрасную музыку, которая является духовным наследием всего человечества. Хотя Прокофьев принадлежит всему миру, он родился здесь, это его земля, здесь его корни. И это – как раз те мосты, которые соединяют нас, всех людей, неравнодушных к культуре, к духовности и к тому, что происходит вокруг нас. Мой нынешний визит в Донецкую Народную Республику – это часть большого турне по всему миру. Неделю назад я была на Тайване, затем играла в Торонто, после Торонто я приехала сюда, и из Донецка я еду прямо в Берлин. Конечно, все путешествия – дальние, и порой бывает трудновато. Но для меня большая радость то, что Донецк, Дебальцево, Горловка, все места, где мы будем играть, – они органично вписываются в этот перечень городов с мировым именем, где культуру любят и чтут. 

- Вы сказали, что после Донецка поедете в Берлин. Будете ли вы там рассказывать о том, что вы здесь видели? Зная неоднозначную реакцию Запада, найдете ли вы в себе силы в очередной раз поспособствовать прорыву информационной и культурной блокады, которую всеми силами нам пытаются обеспечить?

Безусловно, я буду рассказывать. Потому что самое главное – это как раз донести информацию, особенно молодому поколению. К счастью, у меня очень большая с ними связь – благодаря тому, что я известна по Ютубу, у меня там уже больше 100 млн зрителей. Молодые люди еще не зациклены, им еще не успели промыть мозги, если грубо выражаться. Они готовы к тому, чтобы воспринимать новое и не находиться в закрытом информационном пространстве. И потом, всех волнует судьба нашего мира, потому что она во многом определяется именно здесь. Мы видим, как по всему миру происходят катаклизмы, и жители Европы не чувствуют стабильности, уверенности в завтрашнем дне, они пребывают в неизвестности относительно своего будущего. В то же время граждане Донецкой Народной Республики показали, что народ может взять свою судьбу в свои руки, думать о своем будущем и самостоятельно его планировать, решать, как он хочет жить. Жителям Республики никто не приказывает, не диктует – да и невозможно было этих людей заставить под дулами украинских автоматов, артиллерии и самолетов, например, идти в Европу, куда так стремится Украина. Люди определились, чего они хотят, и стоят на своем. Они не уступили свою землю, они ее отстаивают и возрождают, показывая всему мыслящему человечеству, что можно добиться всего, если искренне в это верить. Потому что самое главное, что есть здесь у людей, – это вера. Вера в себя, в свою культуру, в свое предназначение, в то, что они хотят сделать.

- Какое у вас отношение к западным санкциям?

Понятно, что если бы я боялась санкций, меня бы здесь просто не было. Я бы сидела тихонечко, играла бы свою музыку и молчала. Мне очень много людей советовали или даже указывали, буквально говорили – «закройте рот и играйте, развлекайте людей, потому что ваше занятие как музыканта – это нас развлекать». Но я стою на той же позиции, как и многие дркгие советские, российские музыканты и композиторы: мы не развлекаем людей.  Мы через музыку приобщаем себя и окружающих к чему-то более высокому, духовному, и на нас как на деятелях культуры лежит огромная ответственность. Во-первых, мы должны быть с народом. Мы не можем отстраниться, улететь на красивые пушистые тучки и там заниматься красивой музыкой, безмятежно созерцая все происходящее со стороны. Мы черпаем свое вдохновение из жизни народа – иначе все наше творчество будет ни о чем. Вот, например, я сейчас на концерте буду играть 7-ю сонату Прокофьева – «Сталинградскую». Там есть танковая атака, траурные колокола, марш темных сил и людская боль… Это – соната такого уровня, как «Ленинградская симфония» Шостаковича. Там есть смерть, страдания человеческие, но есть и просветление, есть победа. И как же я могу не стоять рядом со своим народом? Как я могу променять его и все то, что он переживает, на какие-то материальные блага и просто развлекать людей?..

Да, конечно, санкции есть. Но все больше и больше человечество понимает, что происходит. Люди задумываются. И в этом смысле, возможно, у меня есть такая ма-аленькая заслуга, одна сотая доля процента, в том, что в нынешней ситуации люди задумываются и задают себе вопросы: почему музыкант, которая могла бы ни о чем не заботиться, ездить себе по фестивалям, едет именно сюда – конечно, тем самым вызывая злость у очень многих представителей Запада. Как вы знаете, в прошлом году, когда я впервые сюда приехала, мне не дали сыграть в Канаде. Мне запретили выступать из-за моей гражданской позиции. Сегодня я приехала сюда из Канады, из того же Торонто (улыбается – ред.). Там очень старались запретить концерт – в первую очередь Украинский конгресс. Его представители давали интервью украинскому «Интерфаксу» и заявляли, что не могут позволить «артистам с такими взглядами» выступать в Канаде. Но я выступила в Канаде в самом большом и престижном зале. Все билеты были проданы, полный аншлаг – хотя рекламы не было, потому что на организаторов концерта давили страшно. Когда я вышла на сцену, зрители встали и аплодировали мне. Канадские зрители устроили мне овацию, и при этом они прекрасно знали, что я еду сюда, к вам.

Это говорит о том, что за этот год простые канадцы задумались о чем-то. Может быть, они не знают всех подробностей того, что здесь происходит; они не знают, где на карте мира находится Дебальцево – но они подумают и, я надеюсь, немножко откроют свои глаза и зададутся вопросом – за что здесь стоят и погибают люди? И это для меня – самое главное, пожалуй.

- А как, на ваш взгляд, сейчас рядовые жители Запада относятся к ситуации в Донбассе и к действиям Киева?

Естественно, отношение меняется. До людей доходит правда о том, что здесь происходит на самом деле. Эйфория по поводу Украины уже спала и в Европе, и в Америке. Люди там стали понимать, что они поспособствовали не смене власти и победе демократии, как они думали, а разрухе, нищете и человеческим трагедиям. Одновременно люди стали глубже задумываться и понимать, за что стоит Донбасс. Как я говорила, мои выступления здесь, в ДНР в гастрольном турне находятся между концертами в Торонто и Берлине. И зрители этих городов и стран для меня – равная публика. Я не могу сказать: «Вы знаете, мне в Берлине лучше платят и там более искушенная публика». И я считаю, что моим вкладом здесь должно стать донесение жителям западных государств нужной информации с тем, чтобы они поняли, что мы – одна семья, и они не могут считать жителей Донбасса не равными себе.

- Как вы, как человек творческий, относитесь к политике «декомунизации», проводимой на Украине?

Очень хороший вопрос. На мой взгляд, то, что Киев называет «декоммунизацией», по сути является уничтожением наших общих корней. Я приехала сюда к вам на фестиваль в честь 125-летия Прокофьева. Этот гениальный композитор рожден здесь, но фестивали и концерты в его честь проходят по всему миру. Его юбилей празднуют все – в Москве, в городах России, в Европе... И я думала, что эта дата могла бы стать таким мостом, который объединил бы нас с жителями Украины, находящимися по ту сторону линии разграничения. Ведь логично – они считают Донбасс Украиной, следовательно, должны считать и Прокофьева своим композитором! Хоть его никогда не называли «украинским национальным» композитором, но тем не менее… С этой мыслью я пробежалась по афишам украинских областных филармоний – Киева, Львова, Днепропетровска, Харькова, Одессы. Я пыталась найти хотя бы один концерт в апреле, в котором было бы хотя бы одно произведение Прокофьева. И, к сожалению, я ничего не нашла...

Возвращаясь к ответу на вопрос, скажу, что вот эта декоммунизация, дерусификация – это насильственный отрыв от культурных корней и пересадка чего-то чужеродного. Я считаю, это очень большая трагедия, когда на той стороне, по сути, выбросили на свалку всю историю… Конечно, многих людей заставляют от нее отказываться под давлением, многие молчат, потому что боятся. Но, так или иначе, Украина просто вырывает с корнем прекрасное дерево нашей общей цивилизации, а на его место сажает какой-то сорняк. И это ужасно.

Вот мы шли сейчас в этот зал (Дебальцевской школы искусств – ред.), а в холле – все видели – стоят бюсты композиторов «Могучей кучки». Я как-то слышала по новостям, что украинские деятели культуры возмущены тем фактом, что в музыкальных школах детям рассказывают о «Могучей кучке», и они о ней знают больше, чем, скажем, о Бортнянском. Например, журналист издания Le Figaro как-то сказал аналогичную вещь о литературных деятелях. Он сказал: «На Украине есть Шевченко, который действительно замечательный поэт – но это поэт Украины. А Достоевский и Пушкин принадлежат не только России, а всему миру». Аналогично: Бортнянский – чудесный композитор, очень цельный. Но давайте честно: по своей масштабности он принадлежит не всему миру – по сравнению с Мусоргским, Римским-Корсаковым, и так далее. И все эти русофобские настроения Украины вкупе с «декоммунизацией» я расцениваю как временное помешательство, которое, надеюсь, скоро закончится.

- В прессе была информация о том, что вы хотели дать концерт в Крыму. Что помешало ему состояться до сих пор и когда вы все-таки сможете посетить Крым?

Я очень хотела и хочу поехать в Крым, причем вместе с семьей. Но поездка пока не состоялась, я дважды уже меняла билеты. Помешали этому некоторые силы на Украине, которые повалили эти пресловутые электроопоры буквально за день до того, как я собиралась садиться в самолет. Когда я узнала, что там нет электричества, мне предстояло принять довольно сложное решение. Я сказала, что буду играть при свечах, но потом мы подумали, что там будет много детей, подростков – в какой-то степени это небезопасно, в темноте, в холоде. А забирать генератор у тех, кому это более нужно, и увозить его в концертный зал – мне такой «пиар» не нужен. Поэтому я не хотела этого делать. Потом была еще одна попытка организовать концерт, но расписание не совпало… Но я очень хочу и по-прежнему надеюсь все-таки приехать в Крым. Вы знаете, бОльшая часть Европы и в том числе Франция прекрасно знают, что Крым многие годы был частью России, хотя в официальных источниках им приходится говорить «Крым – это Украина». Я же занимаюсь не политикой, а культурой, и для меня визит в Крым очень важен, потому что для меня это одна из колыбелей европейской цивилизации. Там было бы очень хорошо провести международный фестиваль, привезти туда музыкантов со всего мира – это моя амбициозная мечта. Чтобы зарубежные гости могли видеть все своими глазами, пообщаться с крымчанами и просто насладиться замечательной музыкой. И у меня лично в ближайших планах – поехать туда, сыграть для крымчан и положить начало развитию этого сотрудничества.

- Где вы проживаете сейчас? И гражданкой какой страны себя ощущаете?

Свои рояли я паркую в Париже. В Америке я больше не живу, наш дом там мы продаем. А фактически сама я проживаю в самолетах, гостиницах и поездах. Когда я в очередной раз пересекаю границу, люди пугаются, потому что мой паспорт – как многотомное собрание сочинений…

Можно сказать, что я – гражданка мира. Но мои корни, культура – здесь. Когда я приезжаю сюда, я приезжаю не в гости. Я приезжаю сюда к семье и друзьям. Я чувствую, что это – моя земля!

Опора ДНР Опора ДНР Опора ДНР